Никаких событий

В нашем доме скучать не дадут. Изредка происходят всякие события, о которых мне непременно становится известно. Вот Семён Абрамович, возвращаясь со службы в синагоге, почувствовал себя плохо. Он позвонил в офис и ему вызвали скорую помощь. Ну, как это могло пройти для меня незамеченным, когда я сама, сидя в вестибюле, видела, как санитары и пожарники выносили его в скорую помощь, или, как её здесь называют, «амбуланс». Я поспешила спросить Анну Исааковну, что случилось с Сёмой. Она ответила, что не знает, но думает - у него инфаркт. Потом оказалось, что это вовсе не инфаркт, а совсем другое. У него было инфекционное воспаление лёгких. Такое вот очень опасное для стариков заболевание, а вовсе не инфаркт. Но полдома были уверены, что у Семёна был инфаркт: ведь Анна успела об этом рассказать всем, кто встречался ей на глаза. Вообще слухи и сплетни распространяются у нас в доме со скоростью света. Я не люблю эти слухи, но иногда сама, невольно и неохотно, становлюсь источником таких слухов. Вот, например, если бы я не спросила бы о Семёне Абрамовиче у Анны Исааковны, она бы и не знала, что Семёна увезли в больницу, и не стала бы всем и каждому об этом рассказывать. Ей, этой Анне, ничего говорить нельзя, она сразу всему дому расскажет.

Наш дом населён одними стариками. В семидесятые годы этот дом был построен за счёт еврейской общины специально для стариков. Администрация дома обеспечивает двухразовое питание для тех, кто хочет это кушать, организует еженедельный поход на автобусе в супермаркет за продуктами. В нашем доме проводятся разные развлекательные мероприятия, чтобы поднять настроение жильцов.

С начала восьмидесятых годов наш дом начал наполняться иммигрантами из Советского Союза. Постепенно так получилось, что половина всех квартир в доме заняли «русские», так здесь называют всех, кто приехал из Советского Союза, независимо от того, что стояло в пятой графе советского паспорта. Я долго добивалась квартиры в этом доме. Мне здесь нравится. Я быстро подружилась с несколькими моими новыми соседями. Конечно, все мои подруги русские. Я же не могу подружиться с американцами – они меня не понимают, а я их язык знаю только настолько, чтобы, деланно улыбаясь, сказать встречному американцу: “Хай!”. Это они так всегда делают, я от американцев этому научилась. Когда мне нужно что-то в официальных учреждениях, я звоню моей дочери Ларисе, и она мне помогает. Моя Лариса хорошо знает английский язык, её все американцы понимают.

Языковый барьер разделил наш дом на два лагеря. Мы, русские, дружим с русскими. С американцами мы не дружим. Дружат ли они между собой, я не знаю. Откуда я могу об этом знать, если я по-английски не говорю? В нашем офисе, так здесь называют домоуправление, все говорят только по-английски, и мне без Ларисы не обойтись.

Так уже получилось, что основным объектом сплетен в нашем доме стала моя приятельница Мария Иосифовна. Всё потому, что она оказалась единственной из русских в нашем доме, кто свободно говорит по-английски. Мария в Советском Союзе преподавала английский язык в школе. Приехала она в Штаты рано, где-то в конце восьмидесятых. Она даже успела поработать в Монтерее преподавателем русского языка в военном институте. Ей не повезло. Она проработала всего пару лет и её школу закрыли. Пришлось ей вернуться в Сан-Франциско к дочери. Больше она уже не работала и волей судьбы стала нашей соседкой.

Некоторые наши русские говорят, что они знают английский язык, но это они только так говорят. Когда же попросишь помочь узнать что-то в офисе, они делают вид, что очень заняты. Их знаний языка не хватает, чтобы говорить в офисе. А вот Мария никогда не отказывает. Ей запросто спросить всё, что нам нужно. Более того, её иногда останавливают соседи-американцы и болтают с ней на их языке. В офисе привыкли, что если надо сообщить что-то русским или написать объявление по-русски, то Мария всегда это сделает.

К ней обращаются все, и она всем помогает. Марию уважают в доме, хотя имеются и такие жильцы среди наших русских, которые её не любят и ей завидуют. Эти следят за каждым её шагом и с удовольствием обсуждают её каждое движение. Они распускают слухи по всему дому. Долго не было особых причин для сплетен. Распускали сплетни в основном о её дочке и внучке.

Дочь Марии очень быстро выдвинулась на работе, и теперь занимает важный пост в какой-то фирме. Ей завидуют очень многие и не только в нашем доме, а во всём городе. Она настолько на виду, что каждое её действие вызывает нездоровый интерес. Поменяла причёску – значит, заимела ухажёра, и та же Анна Исааковна всем начинает плести выдуманные подробности о воображаемом кавалере. Ну, а если Аня, так зовут дочь Марии Иосифовны, более недели не появляется у своей мамы, то это только может означать, что она с матерью повздорила. Догадки и выдумки так и заполняют все щели в нашем доме.

Ещё одно обстоятельство вызывает интерес к Марии. В отличие от всех наших старух, так и не научившихся водить автомобиль, Мария прекрасно ездит и имеет подержанный автомобиль марки «Хонда». Зная, что дочь у Марии прекрасно зарабатывает, наши жильцы сделали вывод, что Аня жадная и не покупает маме более приличную машину.

В нашем доме любят встречать различные праздники. Обычно просят Марию договориться с администрацией, чтобы нам разрешили праздновать после ужина в столовой. Все приносят разные блюда, и мы пируем вскладчину. В роли тамады всегда выступает муж Евгении Ефимовны с третьего этажа. Он произносит тосты, подражая грузинскому акценту, чтобы выглядеть профессиональным тамадой. Его шутки обычно плоские и сальные, но мы ведь люди взрослые, и его за эти шутки никто не осуждает. А Марию шутки Аркадия, так зовут тамаду, всегда раздражают. Аркадий заметил это, и явно назло ей часто позволяет себе злословить в адрес Марии. Это кончилось тем, что Восьмого марта Мария ушла с вечера ещё до того, как окончился праздничный ужин. Не захотела выслушивать пошлости в свой адрес.

Между Марией и Аркадием прошло некоторое охлаждение. Она продолжает с ними здороваться, если случайно встретит в лифте или другом месте, но не более того. Аркадий считает себя во всём правым. Он никогда не отвечает на приветствия Марии. Женя, прячась за спиной мужа, тоже никогда не здоровается с Марией. Она мне сказала, что Мария очень недалёкая женщина, если так реагирует на простой русский мат, без которого шутки Аркадия не обходятся. Вот видите, я, сама того не желая, рассказала вам очередную сплетню.

Обойтись без помощи Марии Аркадию всё равно не удаётся. Кто же договорится о помещении для следующего празднования? Аркадий по-английски ни в зуб ногой. Невольно приходится обращаться к Марии.

В начале июня я прочла сообщение о том, что в пятницу вечером в нашем клубе состоится концерт детей, воспитанников танцевального кружка при Джуйке, как мы называем еврейский культурный центр. Джуйка часто организовывала разные культурные мероприятия в нашем доме. Эти мероприятия в основном бывают по-английски, и мы, русские, на них редко ходим. В этот раз было подчёркнуто, что большинство маленьких исполнителей являются детьми русскоязычных иммигрантов. Да и объявление, написанное аккуратным почерком Марии, было только на русском языке, а копии развесили в вестибюле и в лифте. Я поговорила об объявлении с несколькими приятельницами. Они мне сказали, что Мария постаралась потому, что это её внучка руководит танцевальным кружком для малышей. Это она подготовила их к выступлению. В городе будет конкурс детских танцевальных коллективов, и выступление в нашем доме является генеральной репетицией для конкурса. Дети будут танцевать русские и украинские народные танцы. Судя по тому, с каким пренебрежением мои приятельницы говорили о предстоящем концерте, я думала, что мало кто придет смотреть выступление малышей. Я ошиблась. Все мои приятельницы пришли. Дети так редко появляются у нас в доме, что стариков тянет к ним как магнитом. К этому следует добавить, что большинство из нас рады любому концерту. Жизнь полна неприятностей, а концерт в наших условиях - это отдушина, это глоток свежего воздуха в духоте жизни. Нельзя же всё время думать только о болезнях!

В зале я обратила внимание на то, что посмотреть детские танцы пришли и американцы, хотя объявление было только по-русски. Думаю, это Мария постаралась. Сама Мария села в первом ряду. Рядом с ней устроился один американец по имени Ричард. Я его знаю потому, что его квартира рядом с моей. Первые ряды заняли родители малышей, с пришедшие полюбоваться своими чадами. Они принесли фотоаппараты, а некоторые из них приготовили видеокамеры.

Дети танцевали хорошо. Я имею в виду -- хорошо для детей. Конечно, это не ансамбль «Берёзка» и не военный ансамбль Александрова, но для маленьких детей они танцевали прилично. Особенно мне понравился мальчик, танцевавший вприсядку. Наблюдать танцы детей было очень приятно. Сразу после них на сцену вышел Аркадий со своими сальными анекдотами. Мне было даже неудобно за него и его жаргон. В зале же было ещё много детей! Хорошо ещё, что он говорил по-русски и наши американцы его не понимали.

В заключение концерта с испанском танцем выступила внучка Марии. Её партнёром был молодой человек, о котором было сказано, что он бывший солист какой-то филармонии. Они танцевали замечательно. Даже мне они понравились. Зал рукоплескал. Не обеднели мы ещё талантами! Мне особенно было приятно сознавать такое здесь вдали от России!

Концерт окончился. Все пошли к выходу, а я задержалась понаблюдать за Марией. К ней подошла успевшая переодеться внучка. Я обратила внимание на то, что Мария представила внучку Ричарду. Они, улыбаясь, говорили о чем-то по-английски. Мне так хотелось узнать, о чём они говорят, но разве можно их понять человеку, который ни слова по-английски не говорит? Потом Ричард вежливо пропустил Марию вперёд, и они пошли к выходу из зала.

Оказалось, что я не одна обратила внимание на то, что Мария сидела рядом с Ричардом. Одна моя приятельница сказала мне, что видела сама несколько дней тому назад, как Ричард пригласил Марию в свою машину, и они куда-то поехали вдвоём. Неспроста это. Видимо, скромная Мария заводит роман с этим Ричардом. Слухи поползли по всему дому. Многие включились в наблюдение за Ричардом и Марией. Неприметный американец вдруг стал центром пристального внимания всех русских жильцов нашего дома.

Что я знала о Ричарде? Ну, высокий такой американец с седыми волосами и всё. Нет, я ещё знала, что он живёт в своей квартире совершенно один. К нему изредка приходит кто-то, но это бывает так редко, что я, его соседка, не знаю, дочка ли это с мужем или сын с невесткой. Думаю, какие-то родственники.

Ричард – очень вежливый мужчина. Он всегда пропускает меня вперёд, когда мы встречаемся в лифте. А больше я о нём ничего не знаю. Да ещё знаю, что у него дорогая машина. Мне об этом дочка сказала. Хотя чего бы ей быть дорогой, если она только на двух человек рассчитана? В Америке всё странно. Машина моей дочери огромная, на шесть человек, оказывается дешевой, много дешевле, чем эта маленькая. Тут мне американцев не понять.

Анна Исааковна пришла ко мне поболтать. Обсуждали объявление о поездке в город Рино в штате Невада. Этот штат разрешает казино и азартные игры. Из нашего дома иногда организуют поездки в это Рино. Поездка недорогая, да к тому же возвращают по пятьдесят долларов, чтобы мы втянулись в игру там в Рино. Четыре часа в автобусе до Рино. Вечер и целый день на игры, две ночи в отеле и возвращение домой. При нашей скуке это очень заманчивая поездка. Одна беда – нужен напарник, чтобы разделить комнату в отеле. У кого есть муж, так они могут разрешить себе целый номер на двоих, а такие вдовы, как Анна Исааковна, должны делить номер с кем-то. Вот Анна и пришла договориться со мной. Она предложила мне объединиться, чтобы получить один номер.

- Ты понимаешь, Оля, - уговаривала она меня, - этот город маленький, но сплошь из шикарных отелей. В каждом отеле большое казино. Всюду праздничные огни, музыка. Ты не пожалеешь, если поедешь!

- Я не собираюсь транжирить на игру деньги, – ответила я.

- Тебе и не придётся. Игра добровольная. Хочешь, играешь, хочешь, гуляешь. Никто к игре не принуждает.

- А пятьдесят долларов? Их что даром дают?

- Да, никто не контролирует, на что ты их потратишь.

- Ну, ты даёшь! Ты их за кого принимаешь? Наверное, нужно квитанцию предъявить.

- Какую квитанцию? Кто тебе даст квитанцию на деньги, проигранные в казино? Я два раза ездила, и никто ничего не спрашивал.

Ей удалось меня уговорить. Мне было ужасно скучно, а поездка - это ведь всё же приключение! Как от такого отказаться?

- Ты знаешь, Мария тоже едет с её бойфрендом. Будет забавно последить за ними. Интересно, они будут жить в разных комнатах или в одной?

- А нам какое дело? – спросила я. – Они взрослые люди.

- Любопытно всё же узнать, как далеко зашли их отношения. Я тебе скажу, что я недолюбливаю её. Подумаешь, знаток английского языка. Если бы я преподавала английский язык, я бы не хуже неё устроилась. Наши мужчины ей, видите ли, не подходят. Подцепила себе американца!

- О чём ты говоришь, Аня? Где ты нашла наших мужчин? Всего пару человек, да и те женаты. И откуда ты взяла, что она его подцепила? Может, он её нашёл?

- Ну, насмешила! Сильно она ему сдалась! Сколько у нас в доме американок, так он на русскую посмотрел? Нет уж, это она его нашла.

Мне не хотелось спорить. Анна была уверена, что Мария соблазнила Ричарда, и не мне было её переубеждать. Мне было всё равно, кто кого соблазнил. Любопытно было только, как это при такой разнице в воспитании и различии понятий они вдруг начали дружить? К тому же он не еврей. Что между ними может быть общего?

В автобусе Мария села рядом с Ричардом. Я посмотрела на Анну и та мне подмигнула, мол, посмотри сама на голубков. Мы сидели напротив, и это давало возможность наблюдать за Марией и её новым другом. Ничего странного я не заметила. О чём они говорили, я не знаю, они ведь говорили на чужом языке. Сидели всю дорогу и говорили. На что я любительница поговорить, но и меня на четыре часа дороги не хватило. Да и о чём говорить с Анной?

В гостинице мы увидели, что Мария и Ричард поселились в разных номерах. Значит, их дружбы только на разговоры пока хватает. Сразу пропал интерес наблюдать за ними. Я окунулась в стихию азарта. Даже не заметила, как проиграла все те пятьдесят долларов, которые мне дали. Играла я на автомате. Ставка всего пять центов, а ушли все мои доллары за несколько часов. Играть на свои не хотелось. Да и время было уже позднее. Пошла в номер устраиваться на ночлег.

- Ты обратила внимание на то, что ни Мария, ни Ричард в казино не пошли,– встретила меня Анна.

- Ну и что?

- Мне интересно, куда это они пошли.

- А мне не интересно. Они остановились в разных комнатах, значит не так уж далеко зашли их отношения!

- Это конспирация! Чтобы все думали, что между ними ничего нет!

- Сильно их волнует, что ты о них думаешь!

- Меня бы волновало! Кому интересно, чтобы о нём сплетни по всему дому ползли! Вот Женя и её Аркадий сказали, что видели, как эта парочка в гостиницу «Сиркус-Cиркус» отправились.

- Значит, они пошли посмотреть цирковое представление. Жаль, что я потеряла время в казино.

- Разве ты не получила удовольствие?

- Какое может быть удовольствие, если я потеряла в этом казино пятьдесят долларов? Лучше бы я пошла на представление.

- А я выиграла пять долларов. Сначала я тоже проиграла те деньги, что мне дали, но на последние двадцать пять центов я выиграла пять долларов!

- Значит, ты продула сорок пять!

- Это же нам дали! Ничего я не проиграла.

Убеждать Анну было бесполезно. Я легла спать.

На обратном пути особых приключений не было. Женя и Аркадий обратили наше с Аней внимание на новое кольцо на руке у Марии. Кольцо было золотое с небольшим блестящим камнем. Похоже, это был брильянт. Неужели Ричард ей кольцо подарил? Что бы это значило?

Следующие несколько дней всё русскоязычное население нашего дома обсуждало вопрос взаимоотношений Марии и Ричарда. Никто не сомневался, что это Ричард подарил Марии кольцо с брильянтом. Они обручены? В их то годы? Не стыдно ли им? Сошлись бы тихонько, так нет, щеголяют дорогим брильянтом, как будто молодые влюблённые! Это просто неприлично! И что может между ними быть общего? Разговоры на эту тему не прекращались ни на минуту. Теперь весь дом следил за каждым движением Марии. Если она отправлялась за покупками в продуктовый магазин одна на своей машине, то это воспринималось как охлаждение её взаимоотношений с Ричардом. Если они куда-то ехали вдвоём, то весь дом терялся в догадках, куда бы они могли поехать. Скучно не было! Даже я втянулась в эти игры. Всё же развлечение!

Так получилось, что, несмотря на пристальное внимание всего дома, в один прекрасный день Ричард исчез. Мария спокойно проходила мимо удивлённых взглядов наших жильцов, тщательно скрывая, что между ней и Ричардом полный разрыв. Шла с таким видом, как будто ничего не произошло. И почему-то администрация дома никаких действий по поиску пропавшего жильца не предприняла. Может быть, они просто ничего не знают об исчезновении Ричарда? Я не выдержала и попросила мою дочь Ларису позвонить в офис и сообщить, что по какой-то причине мой сосед уже несколько дней не появляется. Я, как его соседка, очень этим обеспокоена. Лариса не хотела звонить, но я настояла, и она позвонила. Ей сказали, что они знают об отсутствии Ричарда. Он их предупредил, сказав, что он на неделю уезжает к своему сыну в Техас. Наши же решили, что поездка обозначает, что между Марией и Ричардом всё кончено.

Ричард появился так же неожиданно, как и исчез. Появился и сразу же пошёл к Марии. Она нарядились, и они куда-то вместе поехали на его машине. Интересно, куда? Мы терялись в догадках. Оказалось, они поехали в Сан-Франциско, чтобы пройтись по Фишерман Ворф, так называется здесь место у залива, куда все туристы ходят. Это Мария Анне сама сказала и добавила, что Ричард ей сделал предложение пойти с ним в оперный театр. Тоже мне в оперный театр! Я-то думала, что он сделал ей другое предложение!

В воскресенье у меня произошла неприятность с краном в ванной. Я спустилась в офис и постаралась объяснить им, что мне срочно необходим водопроводчик, чтобы починить кран. Болван в этом офисе, хотя я так старалась объяснить ему, что мне нужно, ничего не понял. Пришлось подняться к Марии за помощью. На мой звонок вышел Ричард, Он пригласил меня в квартиру элегантным жестом. Я начала объяснять Марии, что мне нужен водопроводчик, а в офисе дежурный меня не понимает.

- Я сейчас им позвоню, - сказала Мария.

Она что-то сказала Ричарду и взяла трубку телефона.

- Мне объяснили, что сегодня мастер не придёт. Они записали вашу заявку и завтра пришлют водопроводчика.

- У меня из крана капает. Это меня раздражает, – объяснила я Марии.

Мария объяснила Ричарду мои слова. Ричард что-то сказал Марии.

- Ричард посмотрит ваш кран. Он не водопроводчик, но, возможно, сможет помочь. Если вас так раздражает течь и он не сможет её устранить, то он, по крайней мере, сможет перекрыть воду в ванную.

Я повела Ричарда в свою квартиру. Мне показалось, что Ричард шел несколько менее энергично, чем обычно. Я впустила его в квартиру и повела в ванную комнату. Из крана капала вода. Ричард подставил ладонь, чтобы определить тёплая или холодная вода капает. Потом он нагнулся затянуть кран. Вдруг его тело потеряло устойчивость, и он упал на пол ванной комнаты, больно ударив головой моё колено. Я сразу не поняла, что случилось. Потом я сообразила, что с Ричардом что-то произошло. Он лежал на полу в странной позе, бледный и безмолвный. Я закричала и выскочила из квартиры, зовя людей на помощь. Из дальней квартиры выскочил Аркадий и его жена Женя. Женя вызвала скорую помощь, а Аркадий попытался привести в чувство Ричарда. Пришла задыхающаяся Мария.

Пожарные прибыли через пару минут. За ними медики с носилками. Даже полицейский появился в моей квартире. Они положили Ричарда на носилки и унесли. За ними помчалась Мария. Всё это произошло так быстро, что я и не заметила, как все разошлись по своим квартирам. Скорая помощь не новинка в нашем доме и на неё выбегают из квартир только наши. Обычно американцы наоборот стараются зайти в свои квартиры, чтобы не путаться под ногами у пожарных.

Я вышла в вестибюль посмотреть, что там происходит. Анна Исааковна встретила меня радостной улыбкой.

- Как я рада, что пожарники тебя в больницу не увезли!

- Меня? Почему они должны были забрать меня?

- Тут говорят, что в твою квартиру вызывали скорую помощь.

- В мою, но не ко мне. Ричарда увезли в больницу.

- Аа!! Значит Ричарда?

- Да его. Ему стало плохо, и его забрали в больницу.

Вечером я позвонила Марии, чтобы узнать о Ричарде. Но никто не ответил. Видно, она ещё из больницы не вернулась.

Следующие пару дней мне так и не удалось ничего узнать о Ричарде. Я обратила внимание на то, что некоторые наши стали как-то особо смотреть на меня. Я не могла понять, в чём причина, пока случайно не узнала, что меня подозревают в том, что я пыталась отбить Ричарда у Марии. Ну и дела! С чего бы это они? Неужели это Анна сделала далеко идущие выводы из того, что Ричарду стало плохо, когда он был в моей квартире? Вечно она напутает! Напутает и придумает сплетню! Должна признаться, что некоторые в нашем доме до сих пор верят, что я пыталась отбить Ричарда.

Я встретила Марию в лифте. Мария за несколько дней постарела и осунулась. Я решилась спросить:

- Как там Ричард?

- Плохо. У него инсульт. Врачи нас успокоили, что опасности для жизни нет. Он пробудет в больнице ещё несколько дней.

- А потом?

- Я хочу его забрать к себе. Его дочь думает, что его надо отдать в специальный госпиталь, который они называют “Nursing home”. Я знаю, что эти специальные заведения ужасны. Я не хочу его оставлять там.

- Это нелёгкая работа – ухаживать за таким больным. Он говорит?

- Немного. Ему тяжело. У него плохо работает правая часть тела. Лёгкий паралич. Врачи обещают, что это пройдёт. Нужна специальная лечебная физкультура.

- Это большая работа. Может быть, лучше отдать его в госпиталь?

- Я справлюсь. Дома он вылечится, а там его доведут до могилы.

Я удивилась желанию Марии взять на себя такую обузу. Это ведь требует круглосуточной работы. Зачем это ей? Что - он ей брат или сын? Родная дочь не берёт его к себе, а Мария хочет взять. Рассчитывает на большой заработок? Странная женщина, зачем ей такие хлопоты?

Мария действительно привезла к себе Ричарда из больницы. Поселила его в своей спальне. У него плохо работали правая рука и правая нога. Ей привезли для Ричарда кресло на больших колёсах и какое-то другое оборудование. Первые две недели внучка каждый день приходила к Марии помогать по хозяйству. Она усаживала Ричарда в кресло и вывозила в парк на свежий воздух. Он с трудом разговаривал с ней.

В нашем доме все привыкли к тому, что Мария ухаживает за Ричардом. Привыкли настолько, что перестали это обсуждать. Раньше обсуждали. Всех занимал вопрос об оплате труда Марии. Наши даже разделились на две партии. Одна утверждала, что жадные американцы платят Марии небольшие деньги. Другие говорили, что никакие деньги не могут оплатить те неудобства, которые болезнь Ричарда внесла в жизнь Марии, и за малые деньги она на такое бы не согласилась. Я однажды набралась нахальства и спросила Марию, сколько дети Ричарда платят ей за уход? Мария обиделась и сказала, что ей никто и ничего не платит. Она не за деньги ухаживает за Ричардом. Он её друг и это определяет всё. Никто ей не поверил. Я даже обиделась, что Мария мне не доверяет и скрывает от меня свой заработок.

Прошло более полугода. Ричард оправился от инсульта. Он, конечно, не начал бегать по лестницам как молодой, но с ходунком, это такое устройство с ручками и на колёсиках, он передвигался по всему дому и даже выходил в сад. Мария неизменно сопровождала его. Иногда внучка Марии приезжала погулять с бабушкой и Ричардом. Они громко о чём-то говорили, смеялись и радовались жизни. Я им в эти минуты завидовала. Надо же, он еле ходит, а веселится и не думает о болячках!

В конце следующей зимы поползли слухи о том, что Мария и Ричард собираются пожениться. Такое событие в нашем доме за годы моей жизни здесь встретилось впервые. У нас, бывало, умирал кто-то из жильцов, переезжали в госпиталь, но чтобы жениться, такого никогда не было. Женитьба - всегда праздник жизни. Это всегда связано с надеждами на будущее. Какое будущее у стариков? Скажи спасибо за настоящее! А какие у нас надежды? Разве могут быть надежды у стариков? На этом фоне замужество Марии казалось всем нам весьма странным. Если она действительно выходит замуж, то это экстраординарное событие для нашего дома.

Никто не мог точно сказать, откуда появился слух о свадьбе. Анна Исааковна божилась, что не она является источником. Надежда Аркадьевна с пятого этажа сказала мне, что её сын слышал, как это событие обсуждали две американки, жившие на втором этаже. Сын Надежды хорошо знает английский язык и он не мог ошибиться. Если американки обсуждают, то нет дыма без огня. Странно только, что недели бегут за неделями, а женитьба остаётся только слухом. Все говорят, а никаких действий не видно. Мария по-прежнему ухаживает за Ричардом. Правда, теперь он уже ходит только с палочкой и особого ухода не требует. Они иногда уезжают куда-то вдвоём. Конечно, теперь Мария всегда за рулём. Иногда дети приезжают к Ричарду.

Прошло лето. Роман Марии и Ричарда потерял интерес у жильцов. Все привыкли к тому, что Мария и Ричард всегда вместе. Я приходила несколько раз по разным делам к Марии. Когда бы я к Марии ни зашла, он всегда там. Мы так привыкли к этому, что, увидев как-то Марию в вестибюле одну, я спросила с тревогой:

- Что-то случилось с Ричардом?

- Всё в порядке. Он отдыхает наверху у себя в квартире.

- Я думала, он переселился к тебе.

- Ещё не переселился. Мы приглядываем квартиру с двумя спальнями. В нашем доме таких квартир нет, а Ричард настаивает, чтобы мы жили в подобном доме.

- Неужели вы переедите?

- Другого выхода нет.

На следующий день весь дом говорил об этом. Ричард в офисе заявил, что они с Марией, оказывается, поженились и переезжают в другой дом. Ну и дела! Они поженились и никто в доме не знал! И как это им удалось скрыть? И зачем им оформлять брак на старости лет? Жили бы себе так, без оформления. Что будет с пособием Марии? А сохранит ли она государственную медицинскую страховку?

Я специально устроилась в вестибюле, чтобы не пропустить грузчиков, когда они будут выносить вещи Марии и Ричарда. Мария подошла ко мне и сказала:

- Прощай, дорогая Оля. Надеюсь, увидимся скоро.

На следующий день мне пришло по почте приглашение на свадебный обед. Мария и Ричард приглашали в ресторан «Русский медведь». Я была очень горда, что меня пригласили. Решила поделиться этой новостью с Анной Исааковной.

- Ты знаешь, - сказала Анна, - Мария пригласила почти полдома. Всё организовала дочка Марии. Жаль, что они переехали. Теперь будет скучно в доме: никаких событий!